Можно ли отдать себя на органы

как отдать себя на органы? последовательность действий и еще нужно ли согласие родственников если мне 22?спасибочто такое церковь тфу бляяя!!!! неет только не эту чушь!!! а библия мне нравится прикольные байки это норм .

кристина
Солтон

Ответы юристов (15)

Со вторым вариантом проблемы есть, поскольку в России никак не регламентирован процесс передачи тела именно науке. Хотя в США biogift.org и Великобритании org.uk есть некоторые организации, упрощающие вашу задачу. В России я таковых не знаю. Но давайте разберёмся, куда в таком случае вообще отдавать труп, а дальше поймём, как это сделать.

Самое очевидное — в медицинские вузы. Кадавры (мёртвые тела во служении науки анатомии) для обучения нужны в большом количестве: как здоровые, так и с патологиями, но особенно с патологиями.

В семье всегда было общее убеждение, что нужно делать все возможное, для того, чтобы помочь тем, кто болен. Поэтому, когда мне исполнилось 16 лет, передо мной не стояло вопроса начинать ли сдавать кровь. Конечно, да. Это самое простое, что можно сделать — каждые 8 недель мне звонят из банка крови и приглашают на сдачу.

Я всегда иду, если нет каких-либо противопоказаний по здоровью. Интересно, что когда я училась в школе, у нас был день донора и всем ученикам предложили сдать кровь, я с удивлением узнала, что не все мои друзья поддерживают эту идею.

Первая в истории успешная пересадка органа от жи­вого донора была проведена в Бостоне в 1954 г. тогда один из однояйцевых близнецов пожертвовал почку сво­ему брату, у которого отказали обе почки. Теоретически любой из нас может преспокойно существовать с одной почкой, одним легким, одной из двух долей печени и всего лишь частью кишечника и поджелудочной железы.

Печень — уникум среди органов — способна вырастать вновь почти до своих первоначальных размеров.

Жизнь рассудит, кто прав. Однако за медицинскими разговорами осталась незамеченной любопытная деталь: теперь можно будет нотариально засвидетельствовать свое согласие или несогласие на изъятие органов для пересадки кому-нибудь другому. Говорят, на тот свет не унесешь богатство, все придется оставить здесь, на грешной земле.

Но сердце (в биологическом смысле) на небо не заберешь, а здесь, в бренном мире, чужие здоровые органы идут на вес золота.

Результат массового недоверия к трансплантологии можно увидеть, например, в Центре им. Алмазова. 21-летний Максим ждет донорское сердце уже 7 месяцев. Он и его мать в отчаянии – состояние ухудшается и парень может не дождаться своего донора. 1300 петербуржцев 3-4 раза в неделю приходят в городские клиники на процедуру гемодиализа: если вычесть из этой цифры тех, кому трансплантация противопоказана, все равно минимум половина нуждаются в пересадке почки.

По словам Готье, желание или нежелание россиянина стать после смерти донором органов можно будет внести компьютерную базу медучреждения. «К примеру, человек сможет прийти в поликлинику или в больницу и сказать, что после своей смерти хочет стать донором органов или не хочет им стать.

Волеизъявление также можно будет поменять», — пояснил Готье. При этом в новом документе сохранена имеющаяся и в законе 1992 года так называемая «презумпция согласия» (положение, согласно которому любой человек, обреченный на смерть, будет использован как донор, если у него нет письменного отказа), что, по мнению Готье, является «правильным, современным и отвечающем общемировым тенденциям».

В записке, с которой ознакомились «Известия», для исправления ситуации исследователи предлагают провести всероссийский опрос населения о том, как каждый из россиян относится к передаче своих органов после смерти для спасения других жизней. По мнению специалистов РАНХиГС, отношение к трансплантации органов можно будет вписать в полисы ОМС.

В России остро стоит проблема пересадки органов для нуждающихся в них людей, показатель общей нужды в органах находится на уровне 9 тыс.

Имеет восемь лет медицинской практики. Уволился из частной столичной клиники в 2009 году по собственному желанию. -— Представьте, что человек попал в аварию.

Состояние критическое, пациент в коме. Врачам выгоднее отключить его от аппаратуры и дать умереть, чтобы потом продать его печень, сердце и почки, если группа крови подходит больному, который ждет пересадку. Есть различные состояния глубокой комы, некоторые виды отравления, когда человек выглядит, как покойник.

Для того чтобы тысячи наших сограждан не умирали в безнадежном ожидании операции, чтобы спасение людей, нуждающихся в трансплантации, стало возможным, каждый из нас должен подумать и сделать выбор: согласиться стать донором органов после своей смерти и спасти жизни людей или отвернуться от чужих проблем, остаться равнодушным к чужому горю и отказать людям в спасении. При жизни мы не задумываемся о том, что после смерти человек может спасти до семи жизней.

Традиционная форма пересадки: от умершего человека к живому, при условии, что еще при жизни умерший дал на это согласие. А таких «посмертных альтруистов» не хватает на всех, кто нуждается в операции.

Параллельно описанной схеме существует и другая: живые граждане добровольно отдают какие-либо свои органы тем, кто без такой пересадки находится под угрозой смерти, сообщает Швейцарская телерадиокомпания (RTS).

Дмитрий спрашивает: «Здравствуйте! Мне 19 лет, я глубоковерующий человек и от этого мне трудно жить в нашем современном мире, мне очень больно ежедневно наблюдать за людьми, которые тонут в своих грехах. Я понимаю, что Бог терпел и нам велел но всё же, есть люди, которые очень хотят жить и нуждаются в помощи.

Я бы хотел все свои органы отдать нуждающимся в этом людям, тем, кто этого заслуживает и хочет.

Думаю, выстрел в голову должен дать необходимый результат, если морально-этическая и религиозная стороны вопроса вас не волнуют. В таком случае, самым разумным будет записать свою предсмертную речь на жесткий носитель информации и на бумаге, прийти в ближайшую больницу, способную сберечь ваши органы для трансплантации, предоставить в регистратуру учреждения договор донора, вызвать полицию и вышибить себе мозги в фойе больницы.

Они щедро осыпали усопших охрой, опускали в тесные могилы и напоследок одаривали покойных костями хищных животных. У homo sapiens ритуальные захоронения вошли в моду с началом верхнего палеолита и с тех пор навсегда въелись в каркас человеческой культуры.

Могильные поля палеолита постепенно трансформировались в мегалитические сооружения, превращались в усыпальницы, разрастались до уровня пирамид.

Патрисия Келли была свидетелем того, как почти полвека назад в США зародилась система донорства. А теперь она сама дожила до момента, когда нужно решить, отдать ли тело близкого человека науке. Ее муж, Уильям, впал в слабоумие. То, что произошло после его смерти, вдохновило ее, а потом и их дочь, не только сделать то же самое, но и стать ярыми защитниками идеи донорства органов, — пишет Chicago Tribune .

Раньше такая передача была возможно только между прямыми родственниками. Оговоримся сразу — речь идет только о парных или восполняемых органах. Передать сердце, печень или аорту невозможно: донор, понятное дело, жить без этой части тела не сможет.

А вот почек у человека две — одну можно отдать нуждающемуся. Как нам сообщили в посольстве Израиля, такой закон появился именно в этой стране потому, что по числу уголовных преступлений и дорожно-транспортных происшествий Израиль занимает одно из последних мест в мире.